Судьбы сплетенье

«Гобелен живёт своей жизнью», – не устаёт повторять Ксения Хохлова, руководитель студии «А-ля прима», а за ней и её ученицы. И смысл этого высказывания понимаешь чуть позже: двух идентичных гобеленов не существует.
В уютном зале на самом верхнем этаже ДК «Апатит» занимаются рукоделием. Входишь в помещение, и тебя сразу же окутывает теплом. Это не только физическое ощущение, но и душевное.


На столах в творческом беспорядке лежат нитки, обрезки ткани и прозрачные бусины. На стенах красуются уже готовые плетёные шедевры. Есть и незаконченные или неоформленные работы, они только дожидаются своего звёздного часа. И даже с первого взгляда не понять, как сделаны эти, не побоюсь этого слова, полотна. На них будто по-настоящему растекаются облака, на хибинских вершинах растётягель, а в сказочном саду наливаются молодильные яблоки.
Мастерицы в классе говорят, что творческий процесс не прерывается ни на секунду. Вот и сегодня Ксения Владимировна принесла необычную рамку. Она прикладывает её к одной из работ – и та вмиг преображается. Появляется логическая завершённость, будто кто поставил точку в конце стихотворения.
– С чего начинается гобелен?
– С идеи. Я призываю студийцев к тому, чтобы даже самая первая работа получилась творческой, своеобразной, в ней что-то долж но радовать. Каждый раз у человека паника: «Нет, я не сумею, я не смогу» – такого не бывает в принципе. Тем более я всегда подхвачу и помогу исправить, если что- то пошло не так. Сначала рисуем картон – рисунок, по которому уже ткётся гобелен. Кто совсем не умеет рисовать, тем помогаю. Когда появляется первый опыт, приходит удовлетворение, радость, гордость и даже не верится, что это ты сам сделал.
– Когда у вас появилось желание заняться гобеленом?
– Я в Питере общалась с художниками, когда ДК закрыли на капительный ремонт в 1986 году. Общение с ними настолько вдохновило меня, что я примчалась в Кировск и скорее стала сама что-то делать. Гобелены, которые висят по Дворцу, были приобретены и сделаны специалистами именно в то время.
– Помните свою первую работу?
– Конечно. Она висит у Кругликова Юрия Ильича в классе, тут, во Дворце. Там такой растительный мотив сугубо местного колорита.
Начинала с глобальных вещей, сейчас ушла в мини-гобелен.
– Из чего делается гобелен?
– Традиционно используется шерсть и шёлк, а основа обычно хлопчатобумажная. Но сейчас вплетают всё, что угодно. Одна из наших курсанток недавно принесла разрезанные майки, из них сделала ворс, очень красиво получилось. Палочки вплетают, бусины...
– Вот на стене висят два гобелена, схожие по сюжету, но всё равно немного разные...
– Работы, выполненные даже по одним и тем же картонам, получаются совершенно разными. У каждого свой характер, свой темперамент, разные руки, разные эмоции. И даже дело не в цвете. Просто по-разному ткут. Гобелен начинает по ходу работы сам подсказывать, какего дальше плести. Никогда нельзя сказать в начале, что получится в конце. Как задумал, так и сделал – это очень большое мастерство в гобелене. Я провоцирую идти на поводу у гобелена и не бояться: если что-то поменялось, оберните это себе во благо. Этим гобелен отличается от вышивки, где всё выполняется по схеме.
– Находят ли женщины на занятиях вдохновение?
– Конечно, на занятии идёт такая подпитка собственного «я». Не только творческого, но и личного, ведь уверенность в себе так важна. У нас установка: радуемся друг за друга. Это своеобразная школа, ведь у каждого есть свои находки, как правило, незапланированные, то есть не только свой опыт получаешь, но и смотришь на соседа.
Вилка и две кофточки
Женщины за рукоделием постоянно общаются, делятся проблемами, рассказывают об успехах своих родных и близких. Часто приносят фотографии и журналы, чтобы вместе внимательно рассмотреть.
– Помню, мама варила клейстер из муки или из крахмала. Я брала старые журналы и газеты, которые папа откуда-то приносил, и делала целые города с деревьями, людьми, машинами. Сначала плоские, потом уже объёмные. Мама придёт, скажет: «А я сегодня зайчика видела!» Я спрашиваю: «А какой он, зайчик?» Она рассказывает. На следующий день она приходит – я уже слепила зайчика. Так и училась воплощать свои фантазии, – вспоминает Татьяна Шмелёва. Она делает сумку с большим вытканным алым цветком. Рабо- та пока не закончена, но и сейчас выглядит очень эффектно.
– Я использую в работе только иголку. А так существуют самые разные крючки и прочие приспособления. Но главное приспособление у нас – это вилка: ею подбивать легче. А вообще у меня идея сделать панно разными техниками: вышивкой, лоскутом и гобеленом. В общем, идеи всегда бегут впереди. А времени на всё не хватает, – улыбается Светлана Шкляева.
– А ко мне идеи приходят ночью, когда все спят. Я пришла сюда на какой-то концерт, увидела гобелены и заразилась этим. Сколько времени отнимает, я и не замечаю. Вот вчера тоже села плести, потом глянула на часы – 12 ночи! – удивляется сама себе Марина Меримеренко. По профессии она процедурная сестра, а творчество помогает ей отвлечься от забот. На новом гобелене Марина изобразила зимний пейзаж, а для этого пожертвовала двумя своими старыми кофточками.
Моя мама тоже стала заниматься гобеленом. Видели бы вы, с какой гордостью она приносит домой свои работы, над которыми прошёл не один час, и с каким огоньком в глазах рассказывает о своих задумках! Кажется, у меня даже сейчас сердце улыбается.