Лекарство для нерях

Мусорный монстр  

Марина Леонидовна следит за исполнением в Кировске областного закона № 401 «Об административных правонарушениях». Она контролирует, чтобы крупных собак горожане выгуливали на поводке и в наморднике, выявляет горожан, выбрасывающих мусор в неположенном месте, пресекает несанкционированную торговлю. Автомобили, стоящие на газоне, тоже по её части.

– Я считаю, что сегодня наиболее острая для города проблема мусора и захламления дворов и прилегающих территорий, – говорит Марина Воробьёва. – Налаживаю сотрудничество с организациями, ответственными за уборку во дворах, развешиваю предупреждения о наложении штрафов за захламление территорий. Практика показала, что мусорные дела наиболее сложные. Надо доказать, что именно этот гражданин выбросил, например, демонтированные окна. Провинившиеся прячутся, могут дверь не открыть. Но вчера, например, нам удалось сфотографировать сам момент выноса мусора. Здесь уже не отвертишься. Буду очень признательна жильцам, которые зафиксируют на фото, кто выкидывает мусор во двор.

Марина Леонидовна окончила Хибинский технический колледж, с 2006 года работает в патрульнопостовой службе. На вид она миниатюрная блондинка, этакая Дюймовочка в погонах старшего сержанта полиции. На её хрупкие плечи легла непростая задача разгребать накопившиеся мусорособачьи проблемы. Но не советуем правонарушителям игнорировать её требования: Марина Леонидовна работает в сопровождении наряда ППС. Будет составлен протокол о правонарушениях, по которым административная комиссия наложит штраф.

Живая работа

– Работаю по звонкам, которые поступают в мой адрес от горожан на 02 и по телефону дежурной службы 5-89-82, – пояснила Марина Воробьёва. – Это по 5–6 сигналов в день.

Некоторые звонят уже не в первый раз. Экологический полицейский – это живая, не кабинетная работа, постоянное общение с людьми. Главная сложность в том, что за мной не закреплена постоянная машина, как, например, за моей апатитской коллегой участковым Оксаной Виноградовой. Нередко машина ППС отсутствует на месте, у них и своих дел хватает. Поэтому я не могу оперативно отработать заявки в Титане, Кукисвумчорре, на Коашве: надо ждать транспорт.

В день нашей встречи Марине Воробьёвой предстояло посетить шесть адресов, в том числе проверить звонки по строительному мусору в двух домах на улицах Дзержинского, проспекте Ленина и жалобу по выгулу собак в микрорайоне Кукисвумчорр. Но и в кабинете экологическому полицейскому приходится проводить немало времени. Чтобы оформить административный материал, необходимо составить и приложить к нему ещё 8–10 страниц документов: объяснительные, протоколы, уведомление, определение, фото.

– Марина Леонидовна, какой первый протокол вы составили?

– По торговле в неустановленном месте на Ленина, 33. Там гражданка Украины продавала на улице постельное бельё. Бабушки, торгующие продукцией со своих огородов или грибами и ягодами из леса, могут не волноваться: эта торговля разрешена. Среди первых дел и оформление нескольких протоколов за выгул крупных собак без намордника.

– Встречаетесь с агрессией со стороны населения?

 – Бывает, когда выхожу на место без сопровождения, причём бабушки в выражении эмоций нередко дают молодёжи фору. Если брать случаи парковки на газонах, одни граждане признают вину, другие не согласны и спорят, ведь дворы у нас изначально не предназначались для стоянки такого количества автомобилей. Газоном считается не только место, где чтото посажено, но и просто почва за бордюром.

– Люди уже знают, что в городе работает экологический полицейский?

– Иногда даже узнают в лицо, ведь по телевидению прошёл ролик. Думаю, что после вашей статьи таких станет больше.