Учёные смотрят в небо

Людмила Белая

В Апатитах в 37-й раз прошёл семинар «Физика авроральных явлений». Он ещё раз подтвердил гендерную взаимосвязь: если у теоретической физики, скорее, мужское лицо, то у экспериментальной – женское.

Молодёжь в науку
Всего за 4 дня было представлено около 110 докладов, устных и стендовых, выступили представители двух десятков научных организаций. Было представлено 7 секций. Открылся семинар вручением дипломов им.
Ю.П. Мальцева «За лучшую публикацию молодого российского учёного». Иван Васько из Института космических исследований РАН (Москва), который стал победителем конкурса, изучает магнитосферу не только нашей планеты, но также Юпитера и Венеры. Второе место поделили Михаил Викторов из Института прикладной физики РАН (Нижний Новгород) и Александр Чернышов (Институт космических исследований РАН). Михаил занимается лабораторными исследованиями неустойчивостей в плазме, Александр работает над теорией неоднородной ионосферной проводимости. В общем, можно сказать, ни много ни мало, а исследования космического масштаба, при этом в большей мере теоретические.

«Северное» – не совсем правильно
Вообще для дилетанта вроде меня слово «авроральные» звучит красиво, но непонятно. Если сказать просто, то авроральными называются процессы, относящиеся к северным сияниям. Правда, называть их «северными» не совсем правильно, лучше употреблять прилагательное «полярные», ведь сияния бывают и в районе южного полюса.
Надежда Семёнова, один из организаторов семинара и докладчик, младший научный сотрудник Полярного геофизического института, изучает ионосферу давно. Для меня это высшие сферы, для неё – открытая книга: глядя на причудливые скопления разноцветных точек, она может определить, что происходит у нас над головой.
Ионосфера – это «рубашка» нашей планеты выше атмосферы. Процессы в ионосфере исследуются и с поверхности Земли, и из космоса, со спутников. Одним из основных приборов для изучения процессов в ионосфере является магнитометр. Спектрограммы магнитного поля, полученные с помощью магнитометров в высоких, например у нас, и низких широтах, например на Крите, отличаются.
– Каждая спектрограмма – это как отпечатки пальцев, повторений никогда не бывает, – рассказывает Надежда Семёнова. –
Отличительная особенность ионосферы – способность отражать электромагнитные волны, источниками которых служат грозовые разряды. Это и отражено в данных измерений магнитометров.
Например, зафиксировав в Ловозере или на Шпицбергене, где находятся обсерватории Полярного геофизического института КНЦ, всплеск интенсивности магнитного поля, можно определить, где именно, в Африке или Азии, произошёл грозовой разряд.
Все результаты геофизических наблюдений хранятся в международных базах, которые постоянно актуализируются. Считается, что эта информация должна быть открыта и доступна для научного сообщества вне зависимос­ти от того, где получены те или иные экспериментальные данные. Это своеобразный задел на будущее: сейчас учёные часто обращаются к данным прошлых лет, их можно комплексно проанализировать, сопоставив, например, с информацией со спутников. Накопление данных наблюдений позволит прогнозировать поведение космических оболочек нашей планеты, что, как говорят учёные, очень важно: на сегодняшний день предугадать, как будет вести себя эта «рубашка» Земли, пока нельзя.