Юрий Зюзин

– После выхода на пенсию мы с женой уехали из Кировска в Вологду, – рассказывает Юрий Леонидович. – Когда нашего зятя, Николая Владимировича Петрова, пригласили в оргкомитет сочинской Олимпиады в качестве организатора и главного судьи по прыжкам на лыжах с трамплина, то на этот период взялись помогать дочери Маше воспитывать их с Николаем дочь и нашу внучку Александру. Мария работает в клинике сосудистой хирургии Калгари, она один из ведущих врачей-специалистов по УЗИ. Вот нам и надо было дать ей возможность работать. В сентябре внучке исполнилось 14 лет, она окончила шесть классов элементарной школы на английском языке, и уже два года отучилась во французской школе, где преподавание идёт только на французском. Ну, а дома мы говорим на русском, чтобы Саша не забывала родной язык, могла говорить без акцента, читать и писать.

Юрий Зюзин и сам изучает английский. Занимается в академии по полной программе: пять дней в неделю по шесть часов.

Североамериканский язык сильно отличается от британского, жители говорят очень сокращённо, и понимать их довольно сложно, – объясняет он. – Поэтому, отучившись два года, я понял, что язык мне учить и учить. На бытовом уровне общаемся нормально, я хорошо читаю, есть предложения по работе, но пока придерживаемся того мнения, что будем заниматься тем, что нам нравится. Сейчас я тренирую внучку. Мы с ней начали кататься на лыжах в Кэнморе. Это шахтёрский городок, где раньше добывали уголь, а сейчас там построен лыжный стадион, где готовят биатлонистов, проводили Олимпийские игры «Калгари-1988». Потренироваться приезжают практически все ведущие лыжники Северной Америки, едут и из Европы. Там мы познакомились с Настей Кузьминой, нашей соотечественницей, дважды олимпийской чемпионкой по биатлону (Сочи и Ванкувер), которая выступает за Словакию. В клубе, где мы занимаемся, есть и наши соотечественники. В частности Иван Бабиков, один из сильнейших лыжников. Он выступал за сборную России на Олимпиаде в Турине. Летом мы с внучкой занимаемся триатлоном: плавание, велосипед, бег. У Саши хорошие результаты: около 40 медалей в лыжных гонках и триатлоне. Есть национальные награды высшего уровня. Надо заметить, что тут я не вижу особой своей заслуги, потому что по генетике она полностью удалась в своего деда Владимира Николаевича Петрова. А это был уникальный человек по физическим данным, и Саша в него такая стройная, высокая, сильная, координированная.

Хотя Зюзины и живут далеко от Кировска, они не забывают наш город. Мечта Юрия Леонидовича, использовав канадский опыт, создать в нашем городе летний лыжный стадион. Так в Кэнморе прошлогодний снег месяцами хранят под слоем опилок.

– Мысли о летнем стадионе у меня были ещё когда жил в Кировске, – говорит он. – Я занимался климатом Хибин, был неплохим лыжником, мастером спорта по прыжкам с трамплина и лыжному двоеборью. В Кировске есть хорошие традиции: в конце 60-х и в 70-е к нам приезжали ведущие спортсмены Советского Союза и Европы потренироваться на первом снегу, закончить сезон.К сожалению, сейчас мы утратили эти позиции. Например, в Швеции построен для летних тренировокподземный стадион с искусственным снегом, но это дорогое удовольствие. В Финляндии сохраняют снег по той же технологии, что и в Кэнморе и которую я предлагаю использовать нам. Вдоль трассы запасти снег и прикрыть его опилками, где он не растает в течение лета. Если его вскрыть в конце августа, растащить погрузчиком по трассе и укатать, то бегать можно весь сентябрь и октябрь. Лыжники обычно приезжают к нам в конце октября, когда уже темно, некомфортно, метели. А в сентябре, как правило, хорошая погода: небольшой плюс, небольшой минус – то, что нужно для вкатывания в сезон! В ноябре уже начинаются этапы Кубка мира, и к этому времени уже можно накатать необходимое количество километров. Думаю, двухкилометровой трассы будет вполне достаточно. Для неё нужно запасти всего 10 тысяч кубов снега. В условиях Красной Поляны накопили 60 тысяч кубов, но там был дорогой, искусственный, а у нас своего достаточно. Нужно только поставить задерживающие конструкции протяжённостью не больше 100 метров.

Думаю, летний стадион будет востребован. Затраты минимальны, а для города доход, и кроме того, расширит возможности горнолыжного комплекса «Большой Вудъявр». В России сегодня нет ничего подобного.